О ПОНЯТИИ РАВЕНСТВА В МАСОНСТВЕ - Великий Восток Народов России

О ПОНЯТИИ РАВЕНСТВА В МАСОНСТВЕ

 

Зодческая работа брата брата Е:. Д.Л. "Федор Ушаков" №36

 

Понятие равенства является одним из краеугольных камней философии, социальной политики и нравственной доктрины Ордена Вольных и Принятых Каменщиков. Значение его для Ордена трудно переоценить, подтверждением этому является включение слова «равный» в официальную терминологию нашего сообщества, а также постоянное упоминание о равенстве в ритуалах различных степеней и исследовательской масонской литературе.

На заре существования Братства понятие равенства его членов было основополагающим, и именно как братство равных людей образовался наш Орден. Это само по себе можно считать важным явлением, учитывая условия, в которых проходило его становление. Если принимать за основную версию происхождения Ордена из гильдий каменщиков – строителей готических соборов, то не равный ли их статус кочующих из графства в графство и из государства в государство мастеров послужил той причиной, по которой именно каменщическому цеху выпала честь разрастить в общественное, культурное и религиозное, нравственное движение, вобравшее в себя разнообразнейшие традиции мировой эзотерической мысли. Вероятно, именно изначально продекларированный каменщиками принцип равенства привлек в ряды братства значительных личностей того времени.

Этими законами, временем их составления и основополагающими принципами, объясняются и многие другие положения внутреннего распорядка, регламента и даже многих центральных законов Ордена. Само понятие «равенство» трактовалось в те времена гораздо уже, чем принято меж людьми в настоящее время. Раб (он же крепостной, он же издольщик, он же керл, он же серф) не мог войти в собрание мастеровых как равный – это противоречило бы всем законам классового общества того времени. Если же он не мог быть равным остальным – он не мог быть членом сообщества вообще, поскольку принцип равенства ставится даже превыше принципа свободы: о нем говорится в преамбуле к пятнадцати законам, также в статьях 1-й, 2-й, 4-й, 10-й и 12-й. Отсюда же и неприятие регулярным масонством идеи членства женщин: мы следуем древним заповедям и ландмаркам, основанным на понятиях и светском законодательстве позднего средневековья, когда говорить о равноправии женщин, суфражизме просто не приходилось.

Однако существуют ограничения социального характера, действующие до сих пор. О них следует сказать особо, поскольку они неизменно вызывают интерес каждого вновь посвященного в свете самого понятия равенства и границ равенства в масонстве. Перед принесением торжественного обещания Ученика все мы были предупреждены о том, что данное обязательство никоим образом не находится в противоречии с нашими обязательствами перед нашим Богом, нашей страной и нашими семьями.

Таким образом, традиция диктует отношения к равенству как традиционно демократическому понятию, в той или иной форме принятому как законодательная формула практически во всех демократических государствах мира. С точки зрения нравственной, лично мне видится, что данная формула несколько недостаточно развернута в отношении понятия равенства как философской категории.

Масонство декларирует равенство людей независимо от цвета их кожи, вероисповедания, нации, социального происхождения и общественного положения. Масонство не только декларирует, но и исповедует этот принцип. Среди братьев есть люди всех рас и наций. Никогда доступ человека в Ложу не может быт ограничен по национальным или расовым критериям. Мы считаем, что во многом принцип равенства людей распространяется в мире благодаря ордену вольных каменщиков.

В масонской среде получили развитие понятия, которые изменили человечество и весь мир – свобода, равенство и братство. Под духовным влиянием масонства сформировались личности людей, участвовавших в создании демократических государств и справедливых законов.

Мы принимаем в Братство людей любой этнической группы на Земле. Мы утверждаем, что все люди равноправны. Ценность человека измеряется его достоинствами, а не его происхождением, вероисповеданием, социальным статусом или состоянием. Мы уважаем веру и идеалы других людей и пытаемся быть одинаково добрыми и понимающими по отношению ко всем людям.

Проявляя милосердие, мы понимаем под ним искреннее желание блага всем людям, направляем его не только по отношению к масонам и членам их семей, а к каждому человеку и всему обществу.

Братские принципы позволяют создавать пространство, лежащее в ином измерении от социальных различий. Эти принципы не заставляют нас отрицать значимости профанской жизни. Они ее обогащают и осветляют духовным светом. Братство – это не равенство глупого с мудрым. Также как это не равенство ученика с мастером. Это равенство всех смертных перед Великим Строителем Вселенной в смиренном осознании себя как камня в невещественном храме духа, творимом неустанно миллионами братьев в земной жизни, в проявленном мире, здесь на Земле.

Масоны полагают, что все люди, несмотря на различия в их общественном положении и в одаренности, обладают равными правами и обязанностями. Они долгом своим почитают самим вести себя в соответствии с этой убежденностью и побуждать всех окружающих относиться к ближним своим по-братски, с любовью и уважением, на основе всеобщего равенства и братства.

Масоны принимают в Братство только людей свободных и добрых нравов, намеревающихся активно работать во имя своего духовного и нравственного совершенствования. Они не делят своих посвященных в зависимости от их веры, расы, национальности или общественного положения.

В Словаре масонских терминов под редакцией Серкова, в перечне российских масонов мною была найдена статья о моем земляке, уроженце соседней с моей деревни Бурмистрова Тимофея Сергеевича, мордвина по национальности, выходца из простой крестьянской семьи, наглядно иллюстрирующая принцип равенства в масонстве.

Бурмистров Тимофей Сергеевич, родился 8 июня 1890 года в деревне Лесное Цыбаево Темниковского уезда Тамбовской губернии. Православный. Из крестьянской семьи. Получил домашнее образование, сдал экстерном экзамены в гимназии за 6 классов. До 1912 года путешествовал, побывал в Америке, затем занимался автомобильным делом в России. В 1914 году призван рядовым на Балканский фронт, затем поступил добровольцем в Иностранный легион французской армии. В 1919-1921 годах работал при американском Красном Кресте, жил в Албании, Константинополе, Крыму; затем жил в Париже, работал шофером такси у Свидерского, шофером-механиком, управляющим гаражом. Женат.