Заметки о легенде третьего градуса - Великий Восток Народов России

Заметки о легенде третьего градуса

 

Автор Бр.'.A.'.

 

В Конституциях Андерсена (1723 г.) нет упоминания об убийстве Хирама, зато в них упоминаются Ной и его сыновья в качестве истинных масонов. В Констиуциях 1738 г. уже говорится о трех убийцах, которые убили Князя архитекторов. Первая запись о посвящении в третий градус относится к 1724. По мнению ряда исследователей, первоначально легендой третьего градуса была легенда о Ное. Легенда Хирама заменила легенду Ноя между 1723 и 1738 г. В записи об инсталляции Герцога Монтегю в качестве Великого Мастера в 1721 году упоминается, что д-р. Джон Бил был «инсталлирован в кресло Хирама Абиффа». Однако из этого упоминания нельзя сделать каких-либо выводов о том, какое значение в ритуале имела легенда Хирама и какой вид она имела. В Манускрпте Грэхэма (1726 г.) легенда Ноя излагается следующим образом: «Мы знаем это из традиции и также об этом говорится в Писании, что Шем, Хам и Иафет направились к могиле их отца Ноя, чтобы найти что-нибудь о нем, что помогло бы им обнаружить подлинный секрет, которым владел этот славный проповедник, благодаря которому все вещи необходимые для нового мира были в Ковчеге с Ноем. При этом, эти три человека согласились, что если они не найдут саму эту вещь, то первая вещь, которую они найдут, будет содержать для них секрет. Они не сомневались в этом, но твердо верили, что Бог устроит так, что они найдут именно то, что будет для них истинным секретом, как если бы они получили этот секрет от самого Бога. Итак они придя к могиле не нашли ничего, кроме мертвого тела, уже разложившегося. Когда они взялись за палец, он отвалился, так же отвалились сустав за суставом запястье и локоть. Приложив ногу к ноге, колено к колену, грудь к груди, щеку к щеке и руку к спине они подняли мертвое тело и поддерживая его возопили «помоги, о Отец». Подразумевая при этом: «О, Отец Небесный, помоги нам сейчас, потому что наш земной отец не может». Потом они снова положили мертвое тело и, не зная что делать, один из них сказал: еще есть мозг в кости», и второй сказал «Но кость сухая», и третий сказал: «Он воняет». После этого они согласились дать ему имя, которое известно Франкмасонству по сей день». Новая тема, которая возникает в хирамической легенде по сравнению с легендой о Ное – это тема убийства Хирама.

В связи с обоими вариантами легенды третьего градуса будет разумно будет вспомнить об иконографической традиции макабре. В это традиции сложившейся к 14 веку символом смерти являлся разлагающийся труп, кишащий червями. Филипп Арье пишет в книге «Человек перед лицом смерти»: «Именно наполовину разложившийся труп станет наиболее частым типом изображения смерти. Такого мертвеца можно увидеть уже около 1320 г. на стенах нижней базилики в Ассизи, работы одного из учеников Джотто. Это главный персонаж иконографии macabre с 14 по16 век» (с.126). Согласно этому автору, сцены макабре «призваны напомнить о неминуемости конца бренной жизни («memento mori», помни о смерти), и о равенстве всех живущих перед смертью». (С. 130) Тема равенства перед смертью прослеживается в известном масонском изображении «Кто был дурак, кто мудрец, кто нищий, кто император ?» На этой картине изображены четыре черепа и лежащие перед ними атрибуты дурака, мудреца, нищего и императора. Невозможно определить, к какой из мертвых голов какой атрибут относится. Помимо собственно изображений, тематика макабре имела, начиная с 14 века сценические воплощения. Представления с соответствующими сюжетами ставились, в церквях и служили иллюстрациями к проповедям о неизбежности смерти и необходимости подготовки к переходу в загробный мир и суду. Смерть в этих представлениях изображалась в виде трупа или скелета. Важную роль в декорациях этих представлений играла дверь или могила, в которой исчезали жертвы смерти . Здесь мы можем видеть достаточно прозрачные ассоциации с табелем третьего градуса. Эти представление оказали влияние на английские моралистические пьесы 15 века «Обыватель» и «Житейская гордость».